http://forumstatic.ru/styles/0013/8b/ae/style.1513302255.css
http://forumfiles.ru/files/0013/8b/ae/83314.css
http://forumfiles.ru/files/0013/8b/ae/37453.css
http://forumfiles.ru/files/0013/8b/ae/52042.css
.punbb { font-family:Verdana; } .punbb { font-family:Verdana; } body { background: url(http://forumfiles.ru/files/0013/b7/f1/66015.jpg) no-repeat center center fixed; -webkit-background-size: cover; -moz-background-size: cover; -o-background-size: cover; background-size: cover; } body { background: url(http://forumfiles.ru/files/0018/b5/dc/82195.jpg) no-repeat center center fixed; -webkit-background-size: cover; -moz-background-size: cover; -o-background-size: cover; background-size: cover; } body { background:url(http://s6.uploads.ru/9UBHD.png) repeat fixed; } body { background:url(http://s6.uplds.ru/WpgHK.jpg) no-repeat center center fixed; } body { background: url(http://s3.uplds.ru/STRBq.jpg) no-repeat center center fixed; -webkit-background-size: cover; -moz-background-size: cover; -o-background-size: cover; background-size: cover; } body { background: url(http://sg.uploads.ru/rEKJz.jpg) no-repeat center center fixed; -webkit-background-size: cover; -moz-background-size: cover; -o-background-size: cover; background-size: cover; } body { background: url(http://sa.uplds.ru/qx91B.jpg) no-repeat center center fixed; -webkit-background-size: cover; -moz-background-size: cover; -o-background-size: cover; background-size: cover; } body { background:url(http://sa.uplds.ru/RVS0l.png) repeat fixed; } body { background:url(http://forumfiles.ru/files/0018/b5/dc/58657.png)repeat fixed; }

Лагуна - Форум для общения и хорошего настроения!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лагуна - Форум для общения и хорошего настроения! » #Книжная полка » Отрезонировало)) Из прочитанного...


Отрезонировало)) Из прочитанного...

Сообщений 1 страница 10 из 16

1

http://s2.uploads.ru/t/x60D9.png

0

2

http://s6.uploads.ru/t/CzSN4.jpg
***
Мы уже говорили о начальнике мастерских. Заключенные ненавидели его,  и
потому нередко, чтобы заставить их слушаться, ему приходилось обращаться  за
помощью к Клоду Ге, который был  любим  всеми.  Не  раз,  когда  нужно  было
предупредить какую-нибудь вспышку недовольства или бунт,  неписанная  власть
Клода Ге помогала официальной власти старшего надзирателя. И  действительно,
десять слов Клода скорее могли обуздать арестантов, нежели десять жандармов.
Клод неоднократно  оказывал  подобные  услуги  своему  надзирателю.  Поэтому
последний и возненавидел его всем сердцем. Он завидовал этому  вору.  В  нем
родилась глубокая, тайная, неумолимая ненависть к Клоду, ненависть законного
правителя к  правителю  фактическому,  ненависть  власти  мирской  к  власти
Духовной.
     Нет ничего ужаснее подобной ненависти!
***

Свернутый текст

Речь его была немногословна, движения  сдержанны.  Какая-то  внутренняя
сила заставляла людей ему повиноваться; выражение его лица было задумчивое и
скорее серьезное, чем страдальческое. А ведь страдал он в жизни не мало.
     В тюрьме, куда заточили Клода Ге, был старший надзиратель, своего  рода
тюремный  чиновник.  Это  сторож  и  подрядчик  одновременно:   он   раздает
заключенным заказы как рабочим и следит за ними как за арестантами,  вручает
им инструмент и заковывает их в кандалы. Старший надзиратель в Клерво,  один
из представителей такой породы людей,  был  резкий,  жестокий,  ограниченный
человек, любивший проявлять свою власть; однако при случае  он  мог  принять
вид простака, доброго малого, даже  благосклонно  шутил  и  смеялся.  Скорее
упрямый, чем твердый, он не  терпел  никаких  рассуждений  и  сам  не  любил
рассуждать. Вероятно, он был неплохим отцом и супругом, но по обязанности, а
не из добродетели; в общем - человек не злой, но и не хороший. Он был  одним
из тех, в ком нет ни чуткости, ни  отзывчивости,  кого  не  волнуют  никакие
мысли и переживания, кто испытывает холодную злобу, мрачную  ненависть,  кто
подвержен  вспышкам  ярости  без  душевного  волнения,  кто  горит,  но   не
согревается, ибо не способен на теплые чувства. Таких людей можно сравнить с
деревом, которое пылает  с  одного  конца,  оставаясь  холодным  с  другого.
Главной и  основной  чертой  характера  этого  человека  было  упорство.  Он
гордился своим упорством и сравнивал себя с Наполеоном. Но  это  был  только
обман. Тем не менее есть люди, которых это вводит в заблуждение и которые на
известном расстоянии принимают упрямство за силу  воли,  а  пламя  свечи  за
звезду. Когда он утверждал или совершал какую-нибудь глупость, то,  несмотря
на все разумные доводы, он до конца отстаивал свое  мнение,  желая  доказать
этим силу своего характера. Безрассудное упрямство - это дурь, граничащая  с
глупостью и переходящая в нее. Такое упрямство может завести очень далеко. И
в самом деле, когда происходит какая-либо общественная или личная катастрофа
и  мы  по  следам  обломков  пытаемся  установить   причины   совершившегося
несчастья, то мы почти всегда узнаем, что эта катастрофа произошла  по  вине
какого-нибудь    самодовольного,    ничтожного    и    упрямого    человека,
заблуждающегося и уверенного в своей правоте. На свете  много  таких  мелких
самодуров, считающих свою волю роком, а себя - провидением.
     Вот таким-то и был старший надзиратель  мастерских  Центральной  тюрьмы
Клерво. Таково было огниво, которым общество  ежедневно  высекало  искры  из
заключенных.
     Искра, выбитая огнивом из  кремней  подобного  рода,  нередко  вызывает
пожары.
***
Прошло несколько месяцев, Клод свыкся с тюрьмой и, казалось, ни  о  чем
больше не вспоминал. Суровое спокойствие,  свойственное  его  натуре,  снова
овладело им.
     Приблизительно в это же время Клод стал  пользоваться  каким-то  особым
влиянием среди своих  товарищей.  Словно  по  некоему  молчаливому  уговору,
причем никто, даже он сам, не знал почему, эти люди  начали  советоваться  с
ним, слушаться его, восхищаться им и подражать ему, что является уже  высшей
степенью  восхищения.  Немалая  честь  заставить  повиноваться   всех   этих
непокорных. Клод и не помышлял о такой чести. Причиной этой власти, по  всей
вероятности, было выражение его глаз. В глазах  человека  всегда  отражаются
его мысли. А если  человек  мыслящий  попадает  в  среду  людей  не  умеющих
мыслить, то через некоторое время все  темные  умы  благодаря  непреодолимой
силе притяжения начнут смиренно и  с  благоговением  тянуться  к  уму  более
светлому.  Есть  люди,  притягивающие  к  себе  других  людей,  как   магнит
притягивает железо. Таким магнитом и был Клод Ге.
     Не прошло и трех месяцев, как Клод сделался законодателем,  властелином
и любимцем мастерской. Его слово было законом. Порою он сам даже недоумевал:
кто же он - король или пленник? Он  был  словно  папа,  захваченный  в  плен
вместе со своими кардиналами.
***
Мы уже говорили о начальнике мастерских. Заключенные ненавидели его,  и
потому нередко, чтобы заставить их слушаться, ему приходилось обращаться  за
помощью к Клоду Ге, который был  любим  всеми.  Не  раз,  когда  нужно  было
предупредить какую-нибудь вспышку недовольства или бунт,  неписанная  власть
Клода Ге помогала официальной власти старшего надзирателя. И  действительно,
десять слов Клода скорее могли обуздать арестантов, нежели десять жандармов.
Клод неоднократно  оказывал  подобные  услуги  своему  надзирателю.  Поэтому
последний и возненавидел его всем сердцем. Он завидовал этому  вору.  В  нем
родилась глубокая, тайная, неумолимая ненависть к Клоду, ненависть законного
правителя к  правителю  фактическому,  ненависть  власти  мирской  к  власти
Духовной.
     Нет ничего ужаснее подобной ненависти!
***

0

3

http://s8.uploads.ru/t/IcotF.jpg
***
   Судьба иногда похожа на песчаную бурю, которая все время меняет направление. Хочешь спастись от нее – она тут же за тобой. Ты в другую сторону – она туда же. И так раз за разом, словно ты на рассвете втянулся в зловещую пляску с богом смерти. А все потому, что эта буря – не то чужое, что прилетело откуда-то издалека. А ты сам. Нечто такое, что сидит у тебя внутри. Остается только наплевать на все, закрыть глаза, заткнуть уши, чтобы не попадал песок, и пробираться напрямик, сквозь эту бурю. Нет ни солнца, ни луны, ни направления. Даже нормальное время не чувствуется. Только высоко в небе кружится белый мелкий песок, которым, кажется, дробит твои кости. Вообрази себе такую бурю.

    Ты конечно же, выберешься из этой жестокой песчаной бури. Метафизическая, абстрактная, она, тем не менее, словно тысячей бритв, немилосердно кромсает живую плоть. Сколько людей истекают кровью в этой буре? Твое тело тоже кровоточит. Течет кровь – теплая и красная. Ты набираешь ее в ладони. Это и твоя кровь, и чужая.

   Когда буря стихнет, ты, верно, и сам не поймешь, как смог пройти сквозь нее и выжить. Неужели она и впрямь отступила? И только одно станет ясно. Из нее ты выйдешь не таким, каким был до нее. Вот в чем смысл песчаной бури.
...
Х.Мураками "Кафка на пляже"
http://s4.uploads.ru/NC1Rh.jpg

0

4

Я всегда блудил среди руин прошлого. Но как-то запомнились письма
Лессинга матери: "Я понял, что книги меня многому смогут научить,
но никогда не сделают человеком."

0

5

http://s7.uploads.ru/t/JEnC0.jpg
-Полагаю, что, предприняв такое самостоятельное путешествие в мир науки, я действительно сильно рисковал. Но смелости мне придает глубочайшая убежденность в том, что в науке, как и в буддизме, понимание природы реальности достигается посредством критического анализа. И если научный анализ убедительно покажет, что какие-то из буддийских верований являются совершенно несостоятельными, нам следует признать эти научные данные и пересмотреть свои собственные представления.
-Наука может помочь избавиться от физической боли, и в этом ее огромное достоинство, но душевные страдания можно преодолеть только путем развития добросердечия и изменения своего отношения к событиям и обстоятельствам. Другими словами, в стремлении к счастью нам необходимо учитывать основополагающие общечеловеческие ценности, поэтому с точки зрения человеческого благополучия наука и духовность связаны между собой. Мы нуждаемся в обеих этих областях, поскольку страдания должны быть устранены как на физическом, так и на душевном уровне.

0

6

http://sd.uploads.ru/t/E5b1P.jpg
      Я всегда воспринимал тюрьму, как слепок общества, разве что здесь всё более обнажено и непритворно и понятно даже самым простодушным. Здесь, как и снаружи, людям приходится выполнять отупляющую работу за слишком маленькое вознаграждение. Но если там, снаружи, человека наркотизирует сложное, почти невидимое глазу плетение из медийных соблазнов, культурных легенд, иллюзий и галлюцинаций, не давая ему ощутить давление экономического принуждения, то в тюрьме господствует непререкаемая власть замков, запоров, железных дверей и цепей. Есть предписания, и есть охранники, которые добиваются их исполнения. Каждому вновь поступившему быстро, а при необходимости и больно, дают понять, что он получит в случае протеста и сопротивления. Внутри тюремных стен механизмы общества работают так неприкрыто, что постичь их может каждый.
      Как внутри, так и снаружи люди возмещают свои неудачи – одни бегством в наркотики или пьянство, другие жестокостью к самим себе и насилием против других.
~~С первого дня заключения я лихорадочно ждал последнего. И главной причиной этого было не моё естественное стремление к свободе, причина крылась скорее в людях, которые меня в тюрьме окружали. Ведь почему тюремные структуры так наглядны и просты для понимания? Они обязаны быть таковыми, иначе большинство сидельцев не врубались бы, что им делать и чего не делать.
   Ибо среднестатистический узник тюрьмы глуп настолько, что представить почти невозможно. Даже самый большой идиот в том детдоме, где я вырос, – а там было полно идиотов, – казался бы в здешнем окружении просто гением, заслуживающим Нобелевской премии. Собственно, это было самое унизительное в наказании лишением свободы: вдруг очутиться на одной ступени с этими… существами, ментальная ёмкость которых не выходит за рамки простой реакции на раздражитель, как то: «хочу иметь – хватаю» или «не могу терпеть – бью». В столовой рядом со мной сидели мужчины с интеллектом осы-наездницы, и нередко приходилось ради телесной целости и невредимости участвовать в разговорах, в которых и Сэмюэлю Беккету было бы чему поучиться по части абсурдности.

+1

7

http://s6.uploads.ru/t/9rbSw.jpg
— Дэнни. Послушай-ка меня. То, что я тебе сейчас скажу, скажу один-единственный раз, больше никогда ты этого не услышишь. Кой-какие вещи не стоит говорить ни одному шестилетке на свете; только вот то, что должно быть, да то, что есть на самом деле, не шибко совпадает. Жизнь — штука жесткая, Дэнни, ей на нас плевать. Не то, чтоб она ненавидела нас… нет, но и любить нас она тоже не любит. В жизни случаются страшные вещи, и объяснить их никто не может. Хорошие люди умирают страшной, мучительной смертью, и остаются их родные, которые любят их, остаются одни-одинешеньки. Иногда кажется, будто только плохие люди как сыр в масле катаются и болячка к ним не пристает. Жизнь тебя не любит — зато любит мамочка… и я тоже. Ты убиваешься по отцу. Вот как почувствуешь, что должен по нему поплакать, — лезь в шкаф или под одеяло и реви, пока все не выревешь. Вот как должен поступать хороший сын. Только научись управляться с этим.
Вот твоя работа в нашем жестком мире: сохранять живой свою любовь и следить, чтоб держаться, что бы ни случилось. Соберись, прикинься, что все в порядке, — и так держать!

0

8

http://s6.uploads.ru/t/mL90V.jpg
-Ребятки, вымысел — правда, запрятанная в ложь, и правда вымысла достаточна проста: магия существует. С. К.
-«Может, мне следовало им сказать», — думал Майк, раскладывая по местам последние журналы. Но что-то очень уж противилось этой идее — голос Черепахи, как он думал. Может, этот самый голос, а может, и принцип спиральности тоже сыграл свою роль. Возможно, тому завершающему событию предстояло повториться, пусть и на каком-то другом, более высоком уровне. К завтрашнему дню он приготовил фонари и шахтерские каски; в том же стенном шкафу лежали аккуратно сложенные и перетянутые резинками чертежи дренажной и канализационной систем Дерри. Но когда они были детьми, все их разговоры и все их планы, сырые, а то и просто никакие, в конце обернулись ничем; в конце их просто загнали в подземные тоннели, навязали им последующую за этим схватку. И это случится снова? Вера и сила, он уже пришел к этому выводу, взаимозаменяемы. А окончательная истина еще проще? Ни один акт веры невозможен, если тебя грубо не зашвырнут в бурлящий эпицентр событий? Как новорожденный безо всякого парашюта вылетает из чрева матери, словно падает с неба? И раз ты падаешь, тебе приходится верить в парашют, в его существование, так? Дергая за кольцо, уже падая, ты выносишь последнее суждение по этому предмету, каким бы оно ни было.
~~Нет хороших друзей. Нет плохих друзей. Есть только люди, с которыми ты хочешь быть, с которыми тебе нужно быть, которые поселились в твоем сердце.
~~Реальность - идея, не заслуживающая доверия, нечто, возможно, не более убедительное, чем кусок парусины, растянутый на переплетении проводов, напоминающих главные нити некой паутины.

0

9

http://sd.uploads.ru/t/kQcof.jpg
***— Мой дед говорил: «Каждый должен что‑то оставить после себя. Сына, или книгу, или картину, выстроенный тобой дом или хотя бы возведённую из кирпича стену, или сшитую тобой пару башмаков, или сад, посаженный твоими руками. Что‑то, чего при жизни касались твои пальцы, в чём после смерти найдёт прибежище твоя душа. Люди будут смотреть на взращённое тобою дерево или цветок, и в эту минуту ты будешь жив». Мой дед говорил: «Не важно, что именно ты делаешь, важно, чтобы всё, к чему ты прикасаешься, меняло форму, становилось не таким, как раньше, чтобы в нём оставалась частица тебя самого. В этом разница между человеком, просто стригущим траву на лужайке, и настоящим садовником, — говорил мне дед. — Первый пройдёт, и его как не бывало, но садовник будет жить не одно поколение».

***. А может быть, мы пойдём этим путём? А может быть, мы пойдём по большим дорогам? И теперь у нас будет время всё разглядеть и всё запомнить. И когда‑нибудь позже, когда всё виденное уляжется где‑то в нас, оно снова выльется наружу в наших словах и в наших делах. И многое будет неправильно. но многое окажется именно таким, как нужно. А сейчас мы начнём наш путь, мы будем идти и смотреть на мир, мы увидим, как он живёт, говорит, действует, как он выглядит на самом деле. Теперь я хочу видеть всё! И хотя то, что я увижу, не будет ещё моим, когда‑нибудь оно сольётся со мной воедино и станет моим "я". Посмотри же вокруг, посмотри на мир, что лежит перед тобой! Лишь тогда ты сможешь по‑настоящему прикоснуться к нему, когда он глубоко проникнет в тебя, в твою кровь и вместе с ней миллион раз за день обернётся в твоих жилах. Я так крепко ухвачу его, что он уже больше не ускользнёт от меня. Когда‑нибудь он весь будет в моих руках, сейчас я уже чуть‑чуть коснулся его пальцем. И это только начало.

Свернутый текст

***— Вы — безнадёжный романтик, — сказал Фабер. — Это было бы смешно, если бы не было так серьёзно. Вам не книги нужны, а то, что когда‑то было в них, что могло бы и теперь быть в программах наших гостиных. То же внимание к подробностям, ту же чуткость и сознательность могли бы воспитывать и наши радио— и телевизионные передачи, но, увы, они этого не делают. Нет, нет, книги не выложат вам сразу всё, чего вам хочется. Ищите это сами всюду, где можно, — в старых граммофонных пластинках, в старых фильмах, в старых друзьях. Ищите это в окружающей вас природе, в самом себе. Книги — только одно из вместилищ, где мы храним то, что боимся забыть. В них нет никакой тайны, никакого волшебства. Волшебство лишь в том, что они говорят, в том, как они сшивают лоскутки вселенной в единое целое. Конечно, вам неоткуда было это узнать. Вам, наверно, и сейчас ещё непонятно, о чём я говорю. Но вы интуитивно пошли по правильному пути, а это главное. Слушайте, нам не хватает трех вещей. Первая. Знаете ли вы, почему так важны такие книги, как эта? Потому что они обладают качеством. А что значит качество? Для меня это текстура, ткань книги. У этой книги есть поры, она дышит. У неё есть лицо. Её можно изучать под микроскопом. И вы найдёте в ней жизнь, живую жизнь, протекающую перед вами в неисчерпаемом своём разнообразии. Чем больше пор, чем больше правдивого изображения разных сторон жизни на квадратный дюйм бумаги, тем более «художественна» книга. Вот моё определение качества. Давать подробности, новые подробности. Хорошие писатели тесно соприкасаются с жизнью. Посредственные — лишь поверхностно скользят по ней. А плохие насилуют её и оставляют растерзанную на съедение мухам.
— Теперь вам понятно, — продолжал Фабер, — почему книги вызывают такую ненависть, почему их так боятся? Они показывают нам поры на лице жизни. Тем, кто ищет только покоя, хотелось бы видеть перед собой восковые лица, без пор и волос, без выражения. Мы живём в такое время, когда цветы хотят питаться цветами же, вместо того чтобы пить влагу дождя и соки жирной почвы. Но ведь даже фейерверк, даже всё его великолепие и богатство красок создано химией земли. А мы вообразили, будто можем жить и расти, питаясь цветами и фейерверками, не завершая естественного цикла, возвращающего нас к действительности. Известна ли вам легенда об Антее? Это был великан, обладавший непобедимой силой, пока он прочно стоял на земле. Но, когда Геркулес оторвал его от земли и поднял в воздух, Антей погиб. То же самое справедливо и для нас, живущих сейчас, вот в этом городе, — или я уж совсем сумасшедший. Итак, вот первое, чего нам не хватает: качества, текстуры наших знаний.

— А второе?

— Досуга.

— Но у нас достаточно свободного времени!

— Да. Свободного времени у нас достаточно. Но есть ли у нас время подумать? На что вы тратите своё свободное время? Либо вы мчитесь в машине со скоростью ста миль в час, так что ни о чём уж другом нельзя думать, кроме угрожающей вам опасности, либо вы убиваете время, играя в какую‑нибудь игру, либо вы сидите в комнате с четырехстенным телевизором, а с ним уж, знаете ли, не поспоришь. Почему? Да потому, что эти изображения на стенах — это «реальность». Вот они перед вами, они зримы, они объемны, и они говорят вам, что вы должны думать, они вколачивают это вам в голову. Ну вам и начинает казаться, что это правильно — то, что они говорят. Вы начинаете верить, что это правильно. Вас так стремительно приводят к заданным выводам, что ваш разум не успевает возмутиться и воскликнуть: «Да ведь это чистейший вздор!»

— Только «родственники» — живые люди.

— Простите, что вы сказали?

— Моя жена говорит, что книги не обладают такой «реальностью», как телевизор.

— И слава богу, что так. Вы можете закрыть книгу и сказать ей: «Подожди». Вы её властелин. Но кто вырвет вас из цепких когтей, которые захватывают вас в плен, когда вы включаете телевизорную гостиную? Она мнёт вас, как глину, и формирует вас по своему желанию. Это тоже «среда» — такая же реальная, как мир. Она становится истиной, она есть истина. Книгу можно победить силой разума. Но при всех моих знаниях и скептицизме я никогда не находил в себе силы вступить в спор с симфоническим оркестром из ста инструментов, который ревел на меня с цветного и объёмного экрана наших чудовищных гостиных. Вы видите, моя гостиная — это четыре обыкновенные оштукатуренные стены. А это, — Фабер показал две маленькие резиновые пробки, — это чтобы затыкать уши, когда я еду в метро.

— Денгэм, Денгэм, зубная паста… «Они не трудятся, не прядут», — прошептал Монтэг, закрыв глаза. — Да. Но что же дальше? Помогут ли нам книги?

— Только при условии, что у нас будет третья необходимая нам вещь. Первая, как я уже сказал, — это качество наших знаний. Вторая — досуг, чтобы продумать, усвоить эти знания. А третья — право действовать на основе того, что мы почерпнули из взаимодействия двух первых.

0

10

http://sh.uploads.ru/t/gB7sF.jpg
"Я хотела бы сказать этому парню, что вовсе не все делают то, что хотели бы,
и что некоторым приходится работать, чтобы заработать себе на хлеб,
и чувствовать ответственность, а не просто паясничать в воздушном балагане!"
"Люди, работающие ради куска хлеба, делают то, что им больше всего хочется",
- сказал Шимода. "Так же как и те, кто зарабатывает свой хлеб играючи..."
"В Писании сказано: "В поте лица своего будешь ты добывать свой хлеб,
и в печали будешь ты его есть".
"Мы вольны поступать и так, если захотим".
"Делай то, что можешь!" Мне надоели люди, вроде вас, твердящие:
"делай то, что можешь!", "делай то, что можешь!".
Из-за вас люди становятся совершенно необузданными, и они уничтожат мир.
Они его уже уничтожают. Посмотрите только, что творится с растениями, реками и океанами!"
Она по крайней мере раз пятьдесят давала ему прекрасную возможность для достойного ответа,
но он ни разу ей не воспользовался.
"И прекрасно, если этот мир будет уничтожен", - сказал он.
"Есть миллиард других миров, которые мы можем создать, или выбрать для себя.
До тех пор, пока люди хотят держаться планет, у них будут планеты, пригодные для жизни".
Это вряд ли было рассчитано на то, чтобы успокоить собеседницу, и я,
совершенно сбитый с толку, посмотрел на Шимоду.
Он говорил, имея в виду перспективу многих и многих жизней, использовал знания,
которые доступны лишь Мастеру. Эта женщина, естественно, считала,
что разговор относится лишь к реальности данного единственного мира,
который начинается рождением и заканчивается смертью.
Он знал это... почему он не делал скидок?
"Так все, значит, распрекрасно?" - спросила она.
"В мире нет зла, и вокруг нас никто не грешит? Вас, похоже, это не волнует".
"А тут нечему волноваться, мадам. Мы видим лишь крошечную частичку единой жизни,
да и эта частичка иллюзорна. В мире все уравновешено, никто не страдает
и никто не умирает, не дав на это своего согласия. Нет ни добра, ни
зла вне того, что делает нас счастливыми и несчастными".
От его слов ей вовсе не становилось спокойней.
Но внезапно она замолчала, а затем тихо спросила:
"Откуда вы знаете все то, о чем говорите?
Откуда вы знаете, что все это истинно?"
"Я не знаю, истинно ли все это", - ответил он. "Я просто в это верю,
потому что это доставляет мне радость". (С)

Твое невежество измеряется тем, насколько глубоко ты
веришь в несправедливость  и человеческие трагедии.
То, что гусеница
называет Концом света,
Мастер назовет
бабочкой
(С)

Ричард Бах
Иллюзии, или приключения Мессии, который Мессией быть не хотел

0


Вы здесь » Лагуна - Форум для общения и хорошего настроения! » #Книжная полка » Отрезонировало)) Из прочитанного...